История


08.07.2018

«Главное для монаха —
это живая связь с Живым Богом»

В начале мая этого года наместником Раифского Богородицкого монастыря стал иеромонах Гавриил (Рожнов). Вскоре после вступления на эту должность он ответил на несколько вопросов редакции «Раифского Вестника».

– Отец Гавриил, поздравляем с назначением наместником Раифского монастыря, и первый вопрос к Вам: как Вы восприняли новость о назначении?
– До назначения наместником Раифского монастыря я уже около года был исполняющим обязанности, и сказать, что это было для меня неожиданностью, нельзя. Но в какой-то мере неожиданностью это является; в том смысле, что последнее слово в этом вопросе ставят Синод и лично Святейший Патриарх. Поэтому до утверждения Синодом окончательной ясности относительно моего назначения не было. Воспринимаю это, как данный Богом крест; сам не напрашивался на него, а доверие и решение Синода и Святейшего Патриарха воспринимаю, как волю Божию, и по мере сил постараюсь исполнить.

– Что такое быть наместником такого известного монастыря?
– В первую очередь, это огромная ответственность – перед Богом, прежде всего, и перед людьми. Или, говоря православным монашеским языком, это крест. Наместничество – это крест… Игуменский крест – один из самых тяжелых. Почему? Потому что связан с судьбами людей. Посему для меня это перво-наперво большая ответственность… И этот крест можно понести только по любви к Богу и с Божией помощью. Как читаем часто в воскресном Евангелии от Иоанна, когда Господь вопрошал Петра: «Симоне Ионин, любиши ли Мя?.. Паси овцы Моя» (Ин. 21:16), так что упасать Божие стадо можно только по любви к Богу. Иной высшей цели, которая могла бы удержать на этом пути, нет.

– Как Раифский монастырь хранит духовную традицию?
– Традиция у всех православных монастырей – и она же задача монастыря – одна: это внутренняя духовная жизнь. Для его насельников – это связь с Богом. Отсюда самая первая задача монастыря – это молитвенное, духовное делание его насельников. В этом отношении Раифский монастырь мало чем отличается от других мужских монастырей Русской Православной Церкви; устав монастыря схож с таковыми во многих других обителях. И во главе угла здесь стоят богослужебная жизнь, келейная жизнь, правила чтения святых отцов и исполнение заповедей Божиих. Паче того, если говорить конкретно о Раифской обители, монастырь изначально создавался как миссионерский, с миссионерскими целями по просвещению края, вошедшего в состав Российской империи. Вследствие этого Раифский монастырь до сих пор выполняет свое миссионерское предназначение, принимает множество паломников и туристов, которые хотят соприкоснуться с традицией православия. И выполняет монастырь эту задачу, я думаю, как и раньше, неплохо, успешно выполняет. Об этом свидетельствуют многие положительные отзывы людей, которые приезжают в монастырь.

– Какие работы ведутся сейчас в обители? Каковы планы по духовному развитию обители?
– После восстановления монастыря в 1990-х годах многие работы велись из подручных материалов, которые удалось достать в тех простых условиях; по этой причине многие здания к сегодняшнему дню подверглись моральному и физическому износу. Вот почему в последнее время провели ремонт кровли и крыш наших храмов: Преподобных отцов, Троицкого и Софийского. Сейчас ведется уже более полугода очень большая работа по созданию собственной газовой котельной и замене теплотрассы монастыря. После этого монастырь будет автономно снабжать себя теплом. Теплоснабжение монастыря – это очень важно ввиду больших затрат и коммунальных выплат за отопление.

Помимо внешних строительных работ, продолжается работа и по духовному развитию монастыря. Это, конечно, остается приоритетным направлением, поскольку монастырь – это первым делом братство, а не стены. Поэтому главенствующее внимание направлено именно на духовное развитие обители. Это надстройка богослужебной жизни.

Духовная жизнь в Раифе будет продолжать созидаться, как она созидалась после возрождения монастыря. Это, прежде всего, улучшение богослужения, развитие келейного пребывания, изучение святоотеческой литературы, регулирование практики исповеди и причастия насельников монастыря. К этому обязательно следует прибавить собственно духовное образование – через обучение в Казанской духовной семинарии, а также развитие богословских курсов на базе Раифского монастыря. В частности, два человека у нас уже закончили первый курс семинарии; в этом году предполагаем еще четыре–пять человек из монастыря послать туда обучаться.

А что касается богословских курсов, планируем их создать в самом монастыре с сентября этого года. По благословению Святейшего Патриарха и решению Синода с 2019 года все готовящиеся к постригу кандидаты из насельников монастыря в обязательном порядке должны пройти трехгодичные богословские курсы. Ввиду этого сейчас готовим базу для проведения таких курсов в нашем монастыре.

К тому же с недавнего момента в монастыре введена практика еженедельных собраний всей братий и обсуждение духовных вопросов, каких-то отрывков из творений святых отцов, обсуждение текущих проблем и вопросов внутри монастыря – как в духовном отношении, так и в хозяйственной жизни. Вдобавок с трудниками и послушниками несколько раз в неделю проводятся катехизические беседы, лекции по Священному Писанию, истории Русской Православной Церкви и общецерковной истории, по основному богословию, литургике и т.д.

Кроме того, в монастыре организована библиотека духовной литературы – и на бумажных носителях, и в электронном виде. Создан учебный класс, где каждый насельник может прийти, поработать, написать реферат, прочитать книгу, сделать какую-то другую работу. Все условия для этого созданы, и двери открыты.

Сейчас отладили клирос; несколько составов певчих, периодически сменяя друг друга, поют в монастыре. При этом за короткий период воспитали несколько человек певчих из братий.

– Сколько сейчас в монастыре монашествующих?
– На данный момент в Раифском монастыре десять монашествующих в постриге и семь послушников. То есть монашествующих с послушниками – 17 человек.

– Что главное, на Ваш взгляд, для монаха?
– Главное для монаха – это живая связь с живым Богом. Как говорил святитель Феофан Затворник, «один Бог да душа – вот монах». То есть для монаха архиважно поддерживать живую ниточку, живую связь с Богом. Когда это есть, все остальное прикладывается. Как мы читаем в Евангелии: «Ищите же прежде Царства Божьего и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33). Так и для монаха: если существует эта живая нить, то все остальное, как фон, вокруг этой оси созидается.

– Как монашеский опыт борьбы со страстями приложить к мирянам?
Борьба со страстями – это задача и ответственность не только монашествующих, но и мирян, при совпадении способов борьбы как для первых, так и для последних. Примеры этой борьбы подробно расписаны в святоотеческих творениях. Отличие лишь в том, что в монашеской жизни в большей мере созданы условия для такой борьбы, и на это нацелен весь распорядок и уклад монашеской жизни. Мирянам в этом отношении сложней – в том плане, что они обременены мирскими попечениями, суетой, и часто не хватает времени, сил и внимания для борьбы со страстями, не хватает внимания к своему духовному миру. А способы борьбы одинаковы как у мирян, так и у монахов. Монашеская жизнь отличается лишь тем, что эта борьба ведется более тщательно, более внимательно.

– Святейший патриарх Кирилл во время посещения  Раифского монастыря сказал, что задача монастырей – хранить традицию. Благодарим Вас за Ваши ответы и желаем в этом помощи Божией.

Ольга Крестинина, Михаил Романов